Вторник, 27.06.2017, 10:07
Меню сайта

Категории каталога
Мои статьи [59]

Главная » Статьи » Мои статьи

Граница между левыми и правыми в национальном вопросе
На мой взгляд, разделительная черта между правыми и анархистами в национальном вопросе проходит в нескольких измерениях:

 

1) Иерархия (симпатии к феодальному прошлому) или критика иерархии. Анархисты и социальные революционеры могут черпать примеры, вдохновляющие их, в революционных движениях прошлого, или в самоуправляемых сообществах прошлого, таких как средневековый город- коммуна, греческий полис и т.д. Это характерно для Кропоткина, Касториадиса, Букчина, Арендт (1). Но они никогда не принимают иерархию, авторитаризм, эксплуатацию и т.п. Любые рассуждения правых о прямой демократии народных собраний лицемерны, поскольку в их представлении люди неравны между собой. А, следовательно, управлять обществом, по мнению правых, должны” лучшие”, а не все.

2) Принятие национализма у правых и отказ от национализма у анархистов. Национализм подразумевает приоритет интересов своего этноса или нации. Для социальных революционеров первичен пролетарский интернационализм и сотрудничество людей в рамках общего движения поверх любых различий. Левые являются сторонниками общечеловеческих ценностей, правые объявляют их фикцией. Левые могут при этом интересоваться этническим, не отвергать его или же провозглашать себя космополитами, это дело вкуса. Но они не могут говорить о превосходстве одного этноса над другим.

3) Представление о желательности или не желательности культурного обмена и синтеза. Социальный революционер никогда не станет (в отличие от правого) требовать отграничения от других культур, а всегда выступает как сторонник обмена и творческой кооперации между носителями разных культур, допуская и приветствуя (в случае добровольного обоюдного желания) синтез этих культур.

Вот три ключевых положения, которые важно иметь в виду, когда мы говорим об отличие анархистов от правых в национальном вопросе.

Важно, что синтез культур, сторонником которого я являюсь, добровольный процесс. Тут нет места какому-то насилию, принуждению, давлению и т.п.
 

***

 

Моя хорошая знакомая живет со своим мужем-азербайджанцем уже много лет, а ее близкие друзья - немцы. Она совершенно лишена ксенофобии. Однако она считает себя человеком русской культуры, идентифицирует себя как русская. Как она говорит: это потому, что жила в Германии и тамошняя культура общения и язык в особенности ей чужды (при всем ее глубоком уважении к языку Гете и Канта).

Таких людей, как она- миллионы- и это едва ли не самая здоровая часть российского общества, так как большинство других страшно заражены национализмом. Если бы анархисты стали отталкивать таких людей, как она, это была бы грубая ошибка.

Можно задать вопрос: а не является ли само признание различий (а значит и границ) между этносами (границ не государственных, а культурных, психологических, возникающих при разделении людей на своих и чужих) точкой, в которой зарождаются иерархия, национализм, ксенофобия, ненависть к чужому?

Прежде всего, тот же самый вопрос может быть адресован и к личностному, индивидуальному измерению. Все люди разные, большинство людей сегодня сознает себя самостоятельными личностями. Где различия, там и своего рода граница, ведь я – не ты. Да, в любых межличностных отношениях существуют границы, которые нельзя переходить! Что же, значит люди должны, обязаны даже перестать считать себя личностями, слиться в некоем растворяющем личность единстве, уничтожив всякие различия между собой, дабы предотвратить угрозу превращения в безудержных эгоистов?

По-моему тут вместе с водой выплескивают ребенка. Применять подобную логику, значит требовать отрезать руки на том простом основании, что их можно использовать для насилия.

Я – иной, чем ТЫ, и сознаю это. Но из такого осознания вовсе не следует, что я обязан тебя ненавидеть, что я не могу тебя уважать, что я не могу осознавать в каких-то случаях твою правоту, прислушиваться к твоим мыслям, сочувствовать твоим устремлениям, участвовать в твоих занятиях, оказывать помощь в защите твоих интересов. Эгоистический, пожирающий современное общество индивидуализм начинается вовсе не тогда, когда человек осознает себя отдельной личностью, а тогда, когда он перестает видеть людей в других.

То же верно и в отношении этнического. Сама по себе осознанная принадлежность к сообществу людей, говорящих на одном языке или проживающих в одной местности, не является источником насилия и господства.

‘Большинство людей (хотя и не все) привязаны к тому, что окружало их с детства, к знакомому с младенчества пейзажу, к песням, которые они слышат от матери и близких, иначе говоря, к своим материализованным воспоминаниям. Все это - конкретные вещи, которые можно любить. Никому не придет в голову убивать и умирать во имя красоты ландшафта или ненавидеть одни местности только из любви к другим.” (2) Добавлю, что не менее важной может быть привязанность к родному языку, из которой так же не вытекает агрессия по отношению к иным языкам и культурам.

"Понять всю ширину и действительность, понять всю святость прав личности и не разрушить, не раздробить на атомы общество - самая трудная социальная задача. Ее разрешит, вероятно, сама история для будущего, в прошедшем она никогда не была разрешена". - писал А.И.Герцен. Он подчеркивал, что индивидуализм и коллективизм - это не пороки, а "две стихии жизни человеческой", которые необходимо объединить в гармоническое единство. (3)

Задача, конечно, трудная, но не требовать же, на этом основании, отказа от индивидуальности!
Кстати говоря, в этой чеканной формуле Герцена находим и решение проблемы соотнесения идентичности (например, этнической) и отдельной личности. Под идентичностью понимается обычно отождествление себя с неким коллективом, по принципу “я – один из вас”. В роли такого коллектива может выступать семья, этнос, профессиональная или политическая организация, класс, да мало ли что еще. Так вот, на мой взгляд максимально гармоничной и этически верной позицией является та, которую изложил Герцен. Растворение в коллективе (“коллектив – все, остальное – ничто”) унизительно для личности, разрушительно для нее, оно означает конец индивидуальной свободы. А в то же время безудержный эгоизм аморален, бесчеловечен, ведет к полной изоляции, а следовательно – вот парадокс! – опять-таки к разрушению личности.

Когда Мирру Альфассу, основательницу Ауровиля (города-коммуны в Индии) спросили, правда ли что она, француженка по культуре и первому языку, особенно расположена по отношению к французам, она ответила: "это лишь близость одного единственного рода, есть и много других". Что здесь имеется в виду?

К примеру, историку ближе и понятнее люди его профессии, нежели художники. И в этом смысле историки для него, конечно, свои, а художники - чужие. Однако, историк может уважать личность конкретного художника (личностное измерение человеческих отношений), любить его (романтическое и\или сексуальное измерение), иметь с ним общий язык (языковое измерение), иметь с ним общие вкусы в других областях, словом принадлежать вместе с ним еще к доброй сотне коллективных систем, сообществ, основанных на принципе свой-чужой.

У почти каждого человека имеется множество подобных систем: идейных, профессиональных, политических, семейных, дружеских, личностных и других идентичностей (под идентичностями, напомню снова, здесь понимается отождествление себя с общностью). Если этническая система преобладает, то тут можно говорить о национализме, поскольку человек оценивает других, прежде всего, по их этнической принадлежности, не различает их личность. Если же этническую идентичность уравновешивают другие, то человек может вести себя как нормальный интернационалист. А представление об общечеловеческих моральных ценностях, о том, что каждый человек есть равноправная с другими личность, что весь род людской является в определенном смысле целым и нуждается в свободе и солидарности, - такое представление придает отношениям между людьми ровность и устойчивость.

Заметим, что современные этнические сообщества, там, где они сохранились, почти всегда авторитарно организованы. Однако то же самое верно в отношении большинства людских коллективов. Что это означает? Что коллективы должны быть перестроены на либертарных началах, на началах самоуправления!

Правда, мы не можем создать либертарное государство или либертарный бизнес, поскольку бизнес и государство есть авторитарные эксплуататорские институты по своей сути. Но вот перестроить современное производство на началах самоуправления можно и даже необходимо, иначе люди будут голодать и холодать… Нет никаких оснований считать, что этнические отношения не могут быть перестроены в либертарном духе. В конце концов, в далеком прошлом разрозненные племена наших предков жили в условиях, близких к анархо-коммунизму. (4)

Разумеется, никто не запретит еврею считать себя аргентинцем и мечтать о подвигах гаучо, французу полагать себя китайцем, а китайцу забыть китайский и посвятить себя изучению эсперанто, ради обретения коллективной идентичности космополита. Все в наших руках; мы имеем право на любые поиски. Люди столь различны, что невозможно предугадать что и почему придет им в голову. Анархизм не должен мешать этой свободе самовыражения…

Больше того. Человек имеет право отвергнуть все до одной коллективные идентичности, включая привязанность к своей семье, к матери и детям, к друзьям и подругам, к родным местам и языку. Подобное дзенское мироощущение, если за ним не скрывается обыкновенный цинизм, не несет в себе ничего плохого.


ПРИМЕЧАНИЕ

1) См, например, работу М.Букчина “Экоанархизм: Реконструкция общества”. В ней известный американский историк и анархист пишет об афинском полисе, как о примере самоуправления (разумеется не для того, чтобы вернутся в прошлое, но для того, чтобы понять и оценить историю свободных человеческих отношений и пути их развития)

2) В.Дамье. Миф Нации. Журнал Наперекор.

3) А.И. Герцен. Былое и Думы.

4) Нет, автор статьи не призывает вернуться в неолит, не является он сторонником трайбализма, национал-анархизма или анархо-примитивизма. Вернуться в прошлое вообще невозможно. Но можно использовать знания о нем, сохранившееся внеклассовое коммунитарное измерение пролетариата и чувство взаимопощи для создания новой цивилизации – федерации либертарных коммун. 


Источник: http://shraibman.livejournal.com/218494.html
Категория: Мои статьи | Добавил: Эколог (20.01.2009) | Автор: Михаил Магид
Просмотров: 875 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья
Дом Сварога Язычество славян Славянская слобода - энциклопедия славянского язычества. Культура, быт, мифология Леворадикальный антифашистский портал ANTIFA ODESSA СДЕЛАЙ ПАНК УГРОЗОЙ! Скажи жестокости - нет! Открытый Союз Анархистов Панк-Портал ANTIFA KIEV Правда о скинхедах DIY ЧЕРНИГОВ! Неформальные души diy punk/hardcore site Анархисты ростовской области Рок-портал Музыкальные стили Панк для каждого!!!
Против Фашизма и Капитализма!
StreetMob




Вийди на вулицю, поверни собі Запоріжжя
Red & Anarchist Metalheads
Анархо-панк сайт!

Статистика
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Copyright MyCorp © 2017 Хостинг от uCoz